Главная » 2014 » Июль » 13 » Встреча с протоиереем Валерианом Кречетовым, посвященная 700-летнему юбилею преподобного Сергия
11:39
Встреча с протоиереем Валерианом Кречетовым, посвященная 700-летнему юбилею преподобного Сергия

«Ты кого испугался? У нас решено – здесь ничего не будет. Здесь будет так, как решено у нас. А кто будет против, тот будет иметь дело со мной». Вскоре после этого умирают несколько человек…

Протоиерей Николай Кречетов: Дорогие собратья! Дорогие братья и сестры! Сегодняшний день в канун памяти святителя Филарета Московского мы посвящаем началу торжеств – 700-летию со дня рождения Преподобного Сергия, игумена Радонежского, печальника земли русской, молитвенника о всех нас. Слово предоставляем отцу Валериану – всем вам известному протоиерею Валериану Кречетову, бывшему много лет духовником Московской епархии.

Протоиерей Валериан: Да, брату отца Николая. Нас осталось только двое. Старший, Петр, в этом году уже перешел в иной мир. Его отпевали в храме, который он последнее время посещал и прислуживал там. А до этого он был военным преподавателем. Он преподавал в военном училище, воспитал много офицеров.

Храм находится в Коломне рядом с домом митрополита Филарета. Он в детстве ходил в этот храм, можно сказать, он там вырос. Наша мама тоже коломенская, у них на соседней улице был дом. Вот такими неисповедимыми путями Господь ведет человека.

Наш родитель, Царство ему Небесное, отец Михаил, любил повторять, что Ангелы славят Творца, видя, как Он переплетает судьбы человеческие. Пути промысла Божия непостижимы, и, естественно, мы не больше апостола Петра, которому Господь сказал, что то, что он делает сегодня, завтра, возможно, он уже не сможет делать.

Иногда нам что-то начинает казаться необычным, неожиданным. Ну, мы не говорим «случайным», потому что ничего случайного не бывает. Кстати, кажется, Паскаль сказал: «Случай – это псевдоним, которым Бог действует в мире». Так вот, непостижимый промысел Божий устрояет так, что и сегодняшний день тоже связан с памятью Преподобного Сергия, потому что митрополит Филарет – воспитанник Лавры Преподобного Сергия. В январе исполняется 45 лет моей хиротонии, которая состоялась тоже в Лавре Преподобного Сергия.

В нашей жизни мы чувствуем особое водительство Преподобного Сергия. Храм Благовещения в Зарайске, в котором мы с отцом Николаем выросли, имеет два придела – Архистратига Михаила и Преподобного Сергия. В приделе Преподобного Сергия, зимнем храме, службы были чаще, особенно в будние дни.

У нас на Руси все проникнуто особым смыслом, даже сказки. Есть такая известная сказка: «В некотором царстве, в некотором государстве, не на небе, на земле жил старик в одном селе. У старинушки три сына. Старший умный был детина, средний был и так, и сяк, младший вовсе был…» Так вот, этот младший – это я. И вот удивительным образом так сложилось, что все мы каким-то образом столкнулись с Лаврой Преподобного Сергия.

Преподобный Сергий принял в свои стены, в семинарию, в 1949 году нашего отца. Он окончил семинарию, затем учился в академии и потом уже пришел на приход. Правда, академию он не окончил, ему остался один курс. Он говорил, что академию не стоит оканчивать только для того, чтобы получить звание «академик». У него был богатый опыт. Он прошел тюрьму, войну, Соловки, Кемь, и это стало для него академией жизни. Как говорил Владимир Николаевич Щелкачев, крестный моего старшего сына, это была действительно академия.

Так вот, в жизни все удивительным образом переплелось. Преподобный Сергий отцу Николаю благословил матушку Екатерину, Царство ей Небесное. Отец Тихон, тесть отца Николая, хранил антиминс Сергиевой Лавры, после того как ее закрыли, до самого открытия.

Там же я задал вопрос отцу Кириллу, какой мне избрать путь. Он ответил: «Господь тебе укажет». И в этот же день ко мне подвели будущую мою матушку. Так что обеих матушек мы получили у Преподобного Сергия. Матушка Екатерина – она уже там, вместе с Преподобным Сергием, ну, а мы, слава Богу, пока еще здесь живем. Как говорил один духовный такой пресвитер, «светильники угасают, а плошки остаются».

Сегодняшний день – это тот самый случай, о котором есть такое изречение: «Бог никогда не спешит, но никогда не опаздывает». Так вот, завтра память митрополита Филарета Дроздова. Он коломенский, постриженик Лавры Преподобного Сергия, и там же он духовно взрастал и окормлялся.

Господь сподобил меня быть знакомым с родственником митрополита Филарета Владимиром Петровичем Седовым. Я его причащал, соборовал и отпевал. Это тот человек, которому митрополит Филарет дважды являлся наяву. Я думаю, вам это будет небезынтересно. Можете всем говорить, что вы общались с человеком, который лично знал Владимира Петровича Седова, которому являлся святитель Филарет.

Первой с ним познакомилась моя теща, Царство Небесное, Елена Владимировна Апушкина. Возможно, вы знаете о ней по ее книгам. Она составитель книги «Пастырь добрый» об отце Алексее Мечеве, отце Сергие Мечеве. В ней она дала очень много ценной информации. Она познакомилась с Владимиром Петровичем, встречалась с ним, и то, что он рассказывал, ею описано и напечатано. Лично мне Владимир Петрович тоже рассказывал все это. Я хочу поделиться с вами его воспоминаниями, потому что это действительно удивительно.

Он был невысокого росточка, лысенький, ему было уже 80 с лишним лет. Он имел два высших образования – он окончил исторический и медицинский факультеты университета. Он стал врачом, потому что мама сказала ему: «Знаешь, история – это, конечно, вещь интересная, но медицина все-таки более надежная. Работая врачом, ты всегда будешь иметь кусок хлеба». Это действительно было так – люди постоянно в нем нуждались.

Так вот, когда мы с ним познакомились, он подошел под благословение, как и подобает, с благоговением, хотя уже был старцем, и сказал: «Я всю жизнь был глубоко верующим человеком, а теперь я не верую – я знаю. И вот так, как с Вами, я говорил с человеком из того мира».

Владимир Петрович был очень одаренным человеком. Он был музыкантом, правда, у него не было музыкального образования, у него было музыкальное воспитание. Кстати, так получилось, что он как-то аккомпанировал Шаляпину. Шаляпин посмотрел на него и сказал: «В тебе что-то есть». Собственно, благодаря этому он соприкоснулся с отцом Иоанном Кронштадтским.

Он вел необычную для рядового человека жизнь – никогда не ел мяса, никогда не пил не только вина, но и вообще никаких спиртных напитков. Он не пил даже чай и кофе и, естественно, никогда не курил.

Так вот, он мне рассказал эту историю. Будучи врачом, и, как православный человек, очень усердным, он принимал столько больных, сколько было нужно. Не так, как у нас сейчас – кончился прием, и все. Это было после войны. Он задержался допоздна, принимая больных, и остался ночевать в больнице.

Одним словом, он остался ночевать у себя в ординаторской и улегся отдыхать на топчане. Вдруг он проснулся ночью в каком-то недоумении – в комнате было светло. Он знал, что еще ночь, да и за окном было темно. Свет не горел, но было светло. Как он сказал, свет был белым, похожим на лунный, но более ярким.

Он в недоумении стал осматриваться. Вдруг свет стал как бы клубиться. Помните, как облако окутало апостолов на горе Фавор? И здесь удивительное проявление благодати Божией. Свет стал клубиться, а потом рассеялся, и он увидел белый клобук, крест на нем, и от креста свет. Человек маленького роста, в бело-золотистом одеянии, сухонькой ручкой его благословил.

Владимир Петрович поклонился, и он говорит ему: «Ты что, испугался? Не бойся». Конечно, ему немножечко было не по себе. Не то, что он испугался, у него было какое-то трепетное состояние. Благодатные явления – они обычно связаны не с испугом, они связаны с некоторым трепетом.

Человек спросил: «Ты узнаешь меня?» Он ответил: «Я Вас не знаю». – «Ну, как же? Я митрополит Московский Филарет». И потом он стал с ним беседовать. «Ты ведешь воздержанную жизнь. Ты много раз в жизни был избавлен от смерти».

Будучи врачом, когда были эпидемии заразных болезней – чумы, холеры, его посылали к больным, хотя все боялись заразиться, и он ехал к ним. И вот он ездил, и, слава Богу, Господь всегда хранил его. Во время войны он был в санитарном поезде. Весь состав разбомбило во время бомбежки, а два вагона остались целыми. В одном из них находился Владимир Петрович.

Я по образованию штурман ВВС, и я сказал ему: «Знаете, то, что остались эти два вагона, это просто совершенно невероятно». Просто Господь так все отвел. Так вот, митрополит Филарет ему сказал: «Ты думаешь, это просто так? Я с самой колыбели за каждым твоим шагом слежу, так что ты мне многим обязан. Я к тебе пришел как к одному из последних моих родственников с просьбой. Я похоронил свою горячо любимую маму, Евдокию Никитичну Дроздову, на Пятницком кладбище в Москве».

Кстати, ему о родстве с митрополитом Филаретом сказали три человека. Первым был отец Иоанн Кронштадтский. Отец Иоанн проезжал через Москву. Его учительница музыки в это время болела, у нее что-то было с горлом, и к ней пригласили Иоанна Кронштадтского. Он отозвался на это, приехал, и она пожелала, чтобы при этом присутствовал ее любимый ученик – Владимир Петрович.

Он рассказывал, как отец Иоанн очень дерзновенно молился, буквально как с живым, разговаривал с Господом. Потом он подошел к Владимиру Петровичу и спросил: «Чей это ребенок? Берегите его. У него есть высокое духовное родство». Благословил его и ушел.

Второй случай – когда он, будучи молодым человеком, пришел к отцу Алексею Мечеву. Отец Алексей Мечев тогда отслужил раннюю Литургию и уже давал крест. Он говорит ему: «Пойди в такой-то храм и срочно причастись. У тебя за спиной стоит смерть».

Владимир Петрович послушался, пошел и причастился. Пришел домой – а у него температура 40 с лишним градусов. У него был сыпной тиф, страшное заболевание. Он обо всем рассказал своей маме, и та прибежала к отцу Алексею: «Мой сынок умирает». – «Ты, матушка, не пугайся. У него есть высокая духовная защита на небе. Он будет жить, потому что он нужен людям, как врач».

Третий, кто сказал ему об этом родстве, был схимонах Нового Иерусалима Иларион. Владимир Петрович регулярно здесь исповедовался и причащался. Он приехал, стал причащаться, но его позвал схимник и сказал: «Тебе нельзя так причащаться. Тебе нужно неделю говеть, и только потом причащаться».

Он каждый день утром и вечером ходил на службы, постился. Потом схимонах говорит: «Придешь ко мне исповедаться». Он исповедался у него, и тот взял с него клятву, что он никогда не будет обижать своих родителей. Это было непросто. Его супруга была человеком с твердым характером, и не так уж и просто ему бывало со свекровью и со свекром, но он всегда старался покрывать все миром и любовью.

Так вот, схимонах Иларион ему сказал: «У тебя есть высокий небесный покровитель – твой родственник. Он еще не прославлен, но он великий русский святой. Ты дождешься того времени, когда шапка слетит отсюда, - он имел в виду купол Новоиерусалимского храма, - но это время пройдет, и свет Православия воссияет, но ненадолго». Ну, «недолго» в Божием понимании – это может быть и 100, и 200 лет. Ну, он так сказал ему.

Продолжение следует...

Просмотров: 858 | Добавил: admin
| Вход